ГлавнаяФорумБиблиотекаПользователиРегистрацияВходГруппыПоискЧаВо

Поделиться | .
 

 Царство Жестокосердия

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Орзар
avatar



Профиль игрока
Эпизоды:
1. Гостеприимный мир


СообщениеТема: Царство Жестокосердия   Пт 13 Дек - 4:44

1. Название игры: Царство Жестокосердия
2: Участники: Мил'Ра, Маэас, Великая Мать, Симер, Альбьира.
3. Место и время: Мир Сарш. Ровно шестьдесят три года назад по времяисчислению Либерума.
4. Краткое описание квеста: Мил'Ра, теряющий связь с Великой Матерью, начинает сочувствовать своим рабам.
Часть 1.

Покои Вивисектора - самое страшное место для любого не-иллитида (и даже некоторых иллитидов) в Карсэ'Иль. Именно здесь разделывают рабов для самых ленивых иллитидов. И именно здесь проводятся страшные противоестественные опыты на низших.
В этой комнате всего четыре стола. Чистых каменных постамента. Но эта чистота - плод рабского труда и иллитидской чистоплотности. Во время вскрытия почти все вокруг (в общем-то все в комнате, кроме самого иллитида. Он сидит за столиком чуть поодаль и управляет инструментами на расстоянии ) заливается кровью, цвет которой зависит, соответственно, от раба, который лежит на столе.
Мил'Ра, даже будучи жестоким, не любил это место. Слишком много криков и крови.
Маэас же, наоборот обожал сие место. Похоже, что он любит поглазеть на страдания низших.
Сейчас же им двоим нужно было зайти туда и помочь Тундрагилу со взбунтовавшимся рабом - гномом. Старший вивисектор (должность Тундрагила) был самым старым иллитидом в городе. Ему шел двести сорок третий год. Поэтому он иногда...слишком...увлекался чтением книг и...забывал недорезанных или недобитых рабов на своем столе. Пещерное эхо разносило крики страдальца по всей территории Карсэ'Иля . Эти вопли весьма раздражали иллитидов, которые обычно сами занимались интереснейшими (на их взгляд) опытами.
Когда двое иллитидов, а по совместительству владельцев двух самых близких к Покоям Вивисектора домов, зашли в комнату, то их глазам открылась тошнотворная, для кого угодно, только не для иллитидов, картина.
Гном кричал и брыкался, пытаясь вырваться. Но железные цепи надежно держали его...левую руку. Правая лежала в луже крови на полу. Особое лекарство дало гному особую живучесть. Он стал белым, как полотно, наверняка потеряв половину крови.
Смеясь, Мил'Ра - нервно, а Маэас - искренне, иллитиды прошли к столику, где, читая книгу "Триста способов вскрыть гнома" издательства Лардорской северо-восточной библиотеки, сидел Тундрагил. Старик, силой мысли переворачивая страницы, весело булькал на веселых моментах.
-Обезболить! - загоготал Вивисектор, - Зачем мне тратить столько ресурсов, когда самое интересное происходит в момент агонии?!
Захлопнув книгу, старик повернулся к гостям:
-Чего пришли?
-Твой...пациент шумит. Ты, наверно, про него забыл.
- весело произнес Маэас, - А я готовлюсь к призыву Сакрама - жителя Баэрии(аналог ада в Сарше).
-Я сочувствую тебе, мой друг. Но я проверяю возможности летального исхода при действии зелья неуязвимости.
-И поэтому ты отрубил ему руку?
-Да. Я хочу узнать, когда он, из-за отсутствия крови, станет считаться, фактически, нежитью.

-Но к чему такая жестокость? - вдруг сказал Мил'Ра.
Тундрагил и Маэас одновременно повернулись к нему
Мил'Ра испуганно добавил:
-Шутка, шутка...
Два иллитида забулькали, а третий погрузился в свои мысли, явно раздосадованный своим выкриком.
-Мы понимаем, Вивисектор. Твои труды очень важны для нашего общего дела...Но твой пациент слишком громко кричит.
Вивисектор печально выдохнул, положил книгу на стол, силой мысли достал из кармана иглу с вдетой в нее ниткой и двинулся к гному:
-Все, убедили. Сейчас исправим.
Выходили иллитиды из Покоев Вивисектора в абсолютной тишине.
.....
Мил'Ра, с жутким шипением вернувшись в дом, продолжил то, на чем его прервали крики раба Вивисектора - изучение божеств низших рас. А точнее изучение божеств расы эльфов.
Всего месяц назад он приступил к своей работе. Сначала его воротило от религии эльфов. Любовь, Свет, Радость, Музыка - вот, что несли их боги в мир. Неделю назад ему доставили небольшую статую Килиры - богини сострадания. С этих пор иллитиду стали снится странные сны (несмотря на то, что в среднем сон иллитида занимает всего два часа).
Самый правдоподобный сон ему приснился вчера. Огромная пещера, до краев наполненная существами низшей расы. Гномы, эльфы, люди и многие другие расы. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу. По их головам ходили иллитиды. Их было немного, но все они ходили и смеялись, вдавливая чужие голову вниз. Также делал и Мил'Ра. Он гоготал, но недолго. Внезапно появившийся женский голос прервал его:
-Тебе не стыдно?
Мил'Ра повернулся и увидел сгусток невыносимого света. Он переливался и менял форму, то расширяясь, то удлиняясь. Он не касался людей, а парил немного выше, явно указывая на то, что хоть он и не в толпе, но и явно не хвастается этим.
Свет продолжил:
-Вы, иллитиды, возомнили себя богами. Но запомни! Все живые твари были созданы равными. И неважно, откуда они прибыли. И лишь мы можем взирать сверху.
Внезапно все иллитиды, как и Мил'Ра начали проваливаться в толпу. Они встали вместе с другими людьми и перестали смеяться, но стали шипеть и вырываться. Кроме Мил'Ра. Он, не отрывая взгляда, смотрел прямо на свет.
-Ты не боишься света и равенства? - удивленно спросил Сгусток, - Так быть посему. Теперь ты не иллитид. Ты живое существо...
И Мил'Ра проснулся.
С тех пор он стал испытывать такие эмоции и чувства, которых не испытывал никогда. Он перестал загружать работой своих рабов. Угрожать им. Пытать их. Он перестал убивать своих рабов ради еды, покупая у Вивисектора мозги и пытаясь не думать, кому они принадлежали.
Его это пугало и...радовало...одновременно. Он не перестал понимать, как можно так жестоко обращаться с такими же живыми существами?
И самое интересное - с ним перестала общаться Великая Мать...
.....
-Маэас, дитя мое. Я не чувствую его. Он покинул нас!
-Что, Мать?
-Мил'Ра не слышит меня! А я не слышу его! Боюсь он потерял Связь со мной.

-У него Ил'Кра?! - произнес Маэас, вспоминая самую страшную болезнь иллитдов, которая лишала их связи с Великой Матерью.
-Нет. Он еще в общности. Но он не слышит Нас!
-Великая Мать. Мил'Ра работает с религиями других рас. Работает много. Работает очень много. Он занят. И статуэтки чужих богов способны, наверняка, подавлять Вашу Связь. Не волнуйся Мать, наверняка скоро он к нам вернется.
.....
-Симер, просыпайся!
Кто-то шепотом позвал его по имени и ткнул пальцем в бок.
-Просыпайся, соня!
Он уже неделю просыпается без мыслей, что надо прислуживать Хозяину. В их доме воцарился мир и тишина. Хозяин перестал их бить, оскорблять, мучить, что явно не могло не радовать.
И раньше он не замечал, какая Мальтара заботливая, какой Суруг трудолюбивый, какая Малья веселая. И какая красивая Альбира...
И именно она разбудила его.
-Хозяин спит, пошли на балкон, посмотрим на город
Дом Хозяина располагался на самом высоком, Седьмом, ярусе Карсэ'Иля. Поэтому отсюда можно было бы увидеть весь город.
Иллитиды, несмотря на жестокость и кровожадность не были лишены чувства прекрасного. Их город отличался прекрасной обработкой камня, замысловатыми узорами и прекрасным освещением. Гигантские кристаллы неизвестного минерала, расположенные в самом центре свода пещеры, полностью освещали Карсэ'Иль.
-Как...красиво, - внезапно сказала Альбьира, - и как мы раньше такого на замечали?
И правда, как? Почему они все время хотели прислуживать Хозяину. А сейчас почему не хотят?
-Да. Красиво, - сказал Симер, - но ты красивее.
Альбьира зашлась румянцем.
-Знаешь, - продолжил он, - я...я...должен кое-что сказать...
-Я знаю... - улыбнулась Альбьира.
Она нежно поцеловала его в щеку.
Они обнялись и просидели бы так еще долго, если бы не старушка Мальтара, которая на цыпочках вышла на балкон и шепотом сказала:
-Чего вы здесь сидите? Быстро в дом! Хозяин с минуты на минуту проснется.
.....
День у Мил'Ра начался как прежде. Множество эльфийских манускриптов и больше ничего. Суруг с Симером ремонтировали небольшой столик, который прогнил от сырости. Мальтара убиралась. Малья, как всегда, играла на лютне, развлекая Хозяина.
-Альбьира, принеси мятной воды, - сказал Мил'Ра вслух.
Ужас пронзил его тело, когда он понял, что сделал. Иллитид приказал рабу вслух! Он с ненавистью посмотрел на статуэтку Килиры.
Альбьира несла горячую воду с мятой аккуратно и бережно. Ни одной капли не упало на пол. По-крайней мере до первого этажа. Когда Альбьира спустилась вниз и увидела Симера, внимание тут же покинуло ее. Когда она дошла до хозяина, все ее мысли были не с ней. Поэтому, когда чашка с водой, совершенно случайно, упала на колени Хозяину, это было неожиданностью для всех присутствующих в комнате.
Взревев, Мил'Ра подорвался со стула и тут же замахнулся на Альбьиру. Но в ту же секунду между ними вырос Симер с криком "Нет!":
-Наказывай меня, Хозяин! Не трогай ее!
Девушка перекричала его:
Нет, я провинилась! Не трогайте его!
Мил'Ра стоял на месте с возведенной, для удара, ладонью.
-Все, кроме этих двух, наверх! - зашипел иллитид.
Когда все ушли, Мил'Ра дернулся, собираясь ударить, но остановился. Попробовав еще раз, он понял, что не может их наказать.
С ревом и шипением иллитид схватил стул и бросил его в стену. Затем, резко повернувшись, он схватил статуэтку и разбил ее о пол.
-Нет! Нет! Нет! - кричал он, извиваясь в исступлении.
Через минуту успокоившись и отдышавшись, Мил'Ра произнес:
-Как вы уже поняли, вас я не накажу. Теперь все в этом доме вольны делать, что хотят. Но для вас есть правила: Первое - при гостях ведите себя как рабы. Второе - хотя бы раз в неделю убирайтесь в доме. Третье - никаких детей! Иначе вы знаете, чем это закончится...Идите, обрадуйте товарищей по несчастью...
Часть 2

Прошло пять лет. Обе стороны уважительно соблюдали свой неподписанный договор. До одного судьбоносного дня.
Мил'Ра проснулся от странного звука. Плача. Необычного плача.
Детского плача.
Он прошел в каморку рабов. Там, склонившись над Альбирой, сидели все его...слуги. Девушка держала странный красноватый сгусток, который и издавал эти звуки.
До иллитида долго доходило, что это такое.
Женщины тихо рыдали, а мужчины прослезились. Все знали, чем это закончится.
-Рано или поздно они узнают, - сквозь слезы приговаривала Мальтара.
-Придется его...
-Нет...-вмешался Мил'Ра, сам того не ожидая, - Я выведу вас, вместе с ребенком, на поверхность.
Тишину нарушал только плач ребенка. Все рабы удивленно смотрели на Хозяина.
-Не всех...Иначе меня заподозрят...
-Мы с Суругом останемся, - произнесла Малья.
-Да и я стара для свободы, - прошептала Мальтара.
-Значит - мать, отец и сын?
-Это девочка...
-Да как же вы различаетесь?!

Часть 3.

"Битва с общностью - не лучшая моя идея..."
Именно так думал Мил'Ра, сражаясь с Орзаром - аватаром общности иллитидов.
Битва длилась недолго. Короткий приговор Матери, и все его кости сломались. И он остался умирать. Один...
Не один. Симер и Альбьира тут же вытащили его на поверхность.
-Спасибо тебе, - прошептала Альбира.
-Да... - хотел было сказать Симер, но иллитид их перебил:
-Нет... Это...вам спасибо. Вы...сделали меня...выше того...чем...я был.
Под ним начала вновь появляться та лужица крови, из которой его вытащили в пещере, но иллитид продолжил.
-Иллитиды...думают...что кристалл...в...их...городе - частица...солнца из их мира...Я...хочу увидеть...настоящее...
Иллитид оказался крепким. Другой на его месте уже бы умер. Но этот печально смотрел на небо, ожидая когда же появится светило.
Ждать пришлось недолго. Вскоре из-за гор появились первые лучи, освещая мир своим присутствием.
-Красиво...-прошептал Мил'Ра, неотрывно глядя на Солнце. Даже Симер и Альбьира прикрыли глаза тканью, поскольку почти никогда не видели солнечного света. А Мил'Ра, не отрывая, взгляда вглядывался в светило.
Затем он посмотрел на пару и продолжил, указав на ребенка:
-Очень...похоже...на вашего...мальчика...
-Это девочка, - сквозь слезы засмеялась Альбьира.
-И как...вы...различаетесь... - выдавил из себя Мил'Ра.
И умер.
Его могилу выбрали с умом. Небольшой холмик, с которого видно каждый восход. Над могилой рос небольшой дуб, на котором кинжалом(подаренным иллитидом заранее) трое людей выцарапали забавную, но трогательную запись.
"Сдись лижит Милра. Не илетид, но харошей друг..."
Затем эти двое натолкнулись на дикое северное племя и присоединились к ним. После их путь затерялся, но будьте уверены, с ними все было хорошо.
.....
Но то, что случилось, следующей ночью, назвать нормой нельзя. Из темноты пещеры вышел иллитид с десятком рабов с топорами и рубанками.
Маэас поднялся на холм и приказал одной половине рабов срубить дерево и сделать из него надгробие. Другой половине приказал срубить столько деревьев, сколько нужно для создания одного гроба.
Когда все закончилось. Тело Мил'Ра подняли из могилы, положили в грубый, но подходящий гроб и вновь похоронили. Там же.
На надгробии выбили:
"Здесь лежит Мил'Ра. Не иллитид, но хороший друг..."
Маэас встал над могилой и произнес:
-Ты, быть может, никудышный иллитид. Но товарищ был хороший. Жаль, что для тебя все вот так кончилось. Покойся с миром, дружище.
И похоронная делегация исчезла столь же быстро, как и появилась.
Вернуться к началу Перейти вниз
 

Царство Жестокосердия

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Либерум :: Вне игры :: Флэшбэк-