ГлавнаяФорумБиблиотекаПользователиРегистрацияВходГруппыПоискЧаВо

Поделиться | .
 

 Таналис Марайя

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Беллона
avatar




http://liberum.forum2x2.ru
СообщениеТема: Таналис Марайя   Пн 9 Дек - 0:19

1. Имя:
Таналис Марайя. Сокращать имя можно по-разному, но лучше не стоит.

2. Раса:
Человек-оборотень. С местными демидами имею лишь один общий признак – была рождена с возможностью сознательного перевоплощения. Вот только моей второй сущностью является белый волк, очень схож с местным фенриром. Принцип перевоплощения – меняется структура тела, кости и все остальное. Раньше происходило это долго, сейчас достаточно 4-5 секунд. Личность и в звериной ипостаси остается одной – моей.

3. Возраст:
Если мне не изменяет память, то полных мне 25 лет. В своем мире родилась 25 числа второго месяца, что по местному зовется Илтим. В этом мире тоже решила праздновать в этот день, хотя время исчисления тут довольно странное. По всем признакам родилась в сидерии Фенрира (вот ведь совпадение).

4. Класс:
Воин

5. Внешность:
В своем мире была довольно высокой девушкой. Тут же чувствую себя малышкой с моим-то ростом в 172 см. Белые волосы, которые имеют свойство очень быстро расти, доходят сейчас до пояса. С седыми и блондинками вы меня не спутаете, это совершенно другие цвета, и сравнение с ними очень обижает и раздражает. Темные, почти черные глаза. Я бы сказала, что они полны тайн и загадок, и способны погружать в лабиринты тьмы любого, кто в них заглянет. Но я не романтик, и так не скажу. Хотя это, возможно, и правда. Но чаще всего вы найдете в них отражение безразличия, реже – любопытства. Кожа не бледная и не загорелая, скорее, немного светлая с золотистым оттенком.
Пресловутых заостренных ушей, как у всех демидов, и выразительных глаз, из-за которых я чуть не получила инфаркт, у меня нет. Внешне я самая обычная девушка, с довольно натренированным телом. Опять-таки, не путать с накаченными мышцами в три ведра и размером стопы 42 размера. Крепкая, коренастая, выносливая, хрупкой и беззащитной не кажусь, но вполне себе женственная особа с тонкой талией, широкими бедрами и накаченными «грудными мышцами».
Одна особенность у меня, все же, есть. Это зубы. Они не сточенные и черные, как были у большинства людей моего мира. Они все белоснежные и немного заостренные, особенно клыки. Не выпирают над губами, конечно, но каждый способен прокусить кожу до крови. Хотя этими зубами отгрызть плоть еще не получалось.
Внешность волка. Ну, белый, очень крупный волк, высота в холке достигает 130 см. Грудная клетка намного шире, чем у обычных волков, лапы мощнее, шерсть длиннее и гуще.

- 5.1.
Предпочитаю удобство. И минимализм. Чем меньше вещей, тем проще передвигаться. Но это не в плане полной обнаженки, а в плане, что нарядов у меня немного, и хорошо, когда они все могут утрамбоваться в одну походную сумку. А на счет обнаженки… Тоже есть слабость – люблю открытую одежду. Это пошло, скорее, от необходимости быстро раздеваться и одеваться при перевоплощении, а не от желания всем и вся показывать свои части тела. Да и летом жарковато ходить укутанной в ткани.
Сейчас зима, а значит и одежды приходится одевать больше. Но мое «больше» заключается лишь в смене тонких сапог на теплые меховые, утепленных черных штанах, рубахе и свитере, а еще в длинном теплом пальто, которое неплохо заменяет зимний плащ.
За спиною висит лук и колчан со стрелами. На поясе – одноручный меч в ножнах. Через плечо перекинута походная сумка. Невзирая на свой белый цвет волос, одежду люблю черную и только такую – проще прятаться в темноте, а волосы можно спрятать и под капюшон.
На правой руке серебряное кольцо с крадущимся волком, на левой – браслет из белого металла в форме цепи. Застежкой у него служит морда волка и лапа, которые держат звено.

6. Характер:
Сложный. Наверное. По крайней мере, друзей у меня нет, и с людьми не то, чтобы схожусь тяжело, скорее просто не хочу этого делать. Жизнь научила избегать близких отношений и привязанностей, поэтому не ожидайте от меня радушных объятий и теплых улыбок. Все, что мне может понадобиться от окружающих – информация и работа.
Возможно, когда-то, все было по-другому. Возможно, когда-нибудь, все будет снова так же. Но сейчас я привыкла доверять только себе, и полагаться только на себя.
Грубовата, нагловата, молчалива, но прямолинейна. Возможно, это и противоречит, но нахамить и нагрубить можно и парой фраз, не обязательно при этом блистать красноречием. Умею приспосабливаться под любые обстоятельства и ситуации, а главное – получается из них выпутываться.
Люблю одиночество и тишину, люблю животных и природу. С ними можно быть свободной, быть собой. Поэтому чаще нахожу себе жилище ближе к лесу и подальше от людей.
С раннего детства пристрастилась к охоте. Этот азарт и адреналин, которые испытываешь при погоне, сводят с ума, в приятном смысле этого слова. Чувствуешь свою силу, чувствуешь себя частью всего живого и являешься неотъемлемым звеном в цепочке жизни. Не люблю магов. Они убийцы. Хотя, здешние маги не такие, по крайней мере, по отношению ко мне, но инстинкт самосохранения и хорошая память все равно заставляют держаться от них подальше.
Долго не засиживаюсь на одном месте, не привыкла. Кочевник по жизни, хотя это порядком и надоедает. Больше года нигде не задерживаюсь. В моем мире этого вполне хватало, чтобы окружающие начинали что-то подозревать. Поэтому приходилось уходить раньше, бросая нажитый дом и хозяйство. Здесь поступаю так же, но почему – не знаю, привычка.
Проблема состоит в том, что характер противоречит внешности. За отстраненностью и нежеланием общаться часто видят задумчивость и мечтательность. За грубостью и желанием отшить – намеренное привлечение внимания. Раздражает и бесит.

8. Спутник:
Никогда не было и быть не должно. Лишний груз

9. Биография:
Моя жизнь банальна и ничего нового в ней нет. С раннего детства усвоила урок – такие, как я, долго не живут. Поэтому, либо выживай, либо сдохни.
Условно биографию можно поделить на три периода: счастье, опыт, выживание.
Счастье
История моя начинается с любви. Именно в ней я родилась и в ней я росла. Просторный домик недалеко от деревни, любящие родители и мир, полный неизвестных радостей и света. Пушистый одуванчик – так часто называли меня родители. И действительно, родилась я с белоснежными волосами, как и у моего отца.
Для моей семья появление малышки было счастьем, даже будучи крохой, я это чувствовала, я видела это в их взглядах. Ведь счастье родить малыша и возможность его воспитывать бывает не у всех оборотней. Чтобы сберечь этот хрупкий мир, меня редко брали с собой в деревню. Ведь согласитесь, четырехлетний ребенок с уже появившимися 28 молочными зубами – это странно. В шесть лет они уже все сменились, а к десяти я улыбалась блистательной улыбкой в тридцать два зуба.
Моих родителей в деревне знали – отец работал с изделиями из кожи, а мама была травнице. Из-за моего появления мы не могли покинуть деревню, хотя должны были сделать это уже раз пять. И именно в этом была наша ошибка.
Люди уничтожают все, чего боятся и чего не знают. Именно так же они поступают и с оборотнями. Никто не хочет вдаваться в подробности, истинный ты оборотень или нечисть. Да многие и не видят различия в этом. А различия колоссальны. Истинные оборотни, кем были мои родители и кем являюсь я, уже рождаются с кровью волка внутри. Они такая же разумная раса, как и обычные люди, как и эльфы, как и многие другие представители моего мира. Даже троллей признают расой, а нас нет! Потому что мы опасны, потому что мы можем создавать себе подобных, которые будут убивать и разумными не будут.
Действительно, именно истинные оборотни повинны в создании нечисти, перевертышей, как мы их называем. Они жестоки, агрессивны, и в них нет и грамма человечности. Они не являются людьми, не умеют принимать этот облик, а умеют только убивать и уничтожать с особой жестокостью. Внешне они такие же, как истинные, но внутри – монстры, не знающие пощады.
От союза двух истинных оборотней появляется такой же чистокровный оборотень. От союза чистокровного и обычного человека может появиться как истинный оборотень, так и человек. Но не полукровка, нет. Если же истинный оборотень вступит в союз с перевертышем или обычным волком – тогда появляется такой же перевертыш, убивающий собственную мать при рождении.
Если вас укусит или поцарапает чистокровка, то ничего с вами не случится, если рана не будет серьезной. Но если кровь пустил перевертыш – человек может стать таким же. Трансформация будет происходить болезненно и долго, часто – со смертельным исходом, всегда – без возможности вернуться в образ человеческий.
Именно поэтому пытались уничтожать всех оборотней, именно поэтому нас всех боялись, именно поэтому для нашего убийства нанимали магов. И именно поэтому мы решили бежать, когда мне было семь лет…
Тогда была зима. Я была беззаботным ребенком и искренне не понимала, почему ловлю на себе косые взгляды и немного нервные улыбки. Я же улыбалась искренне, смеялась заливисто и очень любила петь, любила играть. Но самым моим любимым занятием было бегать с родителями по лесу, когда ветер скользит между шерстью, когда мороз кусает за нос, а лапы оставляют в снегу такие незатейливые следы. Это было даже лучше, чем просто сидеть с ними в образе людей. Но еще лучше было кататься на папиной спине, обняв его за шею, и вдыхать аромат его шерсти. Удивительно, но он пах имбирем. Никогда не забуду этот запах. А мама пахла мятой. Но на маме я уже не каталась.
Я не понимала, почему мне не разрешают часто бывать в деревне и играть с местной ребятней. Почему мы никогда не ходили на местные гулянья и праздники. Почему люди бледнели, когда я улыбаюсь. Но когда поняла, было уже поздно.
Я тогда была дома с отцом. Как раз тогда он начал меня учить держать в руках меч. Тогда он был еще деревянный, и тренировки я воспринимала как игру. Но внезапно дверь распахнулась, и на пороге стояла растрепанная и перепуганная мама. К нам шли люди. Шли, чтобы убить. Мы не знали, откуда им стало известно, кто мы. Хотя ходил слух, что в деревне появился маг. А эти создания умели нас чуять, распознавать нашу суть. Вот только и они не желали различать нас с обычной нечистью, дли всех мы были просто угрозой, которую нужно уничтожить.
Собирались мы быстро, очень быстро. Мы оставили все, что было нам дорого: наш дом, наш сад, наш мир. Мы с мамой бежали первые, отец решил остаться, чтобы сбить их со следа. Когда я обернулась, я увидела столб огня и дыма, что поднимался над вершинами деревьев. Горело наше счастье. С тех пор отца я больше не видела.
Опыт
Мама всегда знала, что счастье, особенно счастье оборотней, не может длиться вечно. Я же узнала это только тогда, когда не стало папы, когда радостная улыбка на мамином лице надолго погасла. Нам удалось сбежать, мы нашли очередную деревушку, на окраине которой и поселились.
И мама всерьез взялась за мое обучение. Теперь я не спрашивала, почему нельзя, теперь я и сама это знала. А потому старалась научиться всему, что мне говорили. Потому что понимала, что рано или поздно не станет и мамы, а возможно и меня.
Мама старалась передать мне все, что она сама знала, а знала она многое. Для выживания просто необходимо знать многое. Как обращаться с оружием, как попадать в цель, как охотиться, как найти общий язык с животными, чтобы они не бежали врассыпную, и многое другое.
Я росла, я становилась девушкой, я стала привлекать внимание. Как только кто-то проявлял какой-то интерес к молоденькой девушке или привлекательной и еще очень молодой вдове, мы уходили, сразу и бесповоротно. У меня никогда не было друзей, поэтому прощаний тоже не было. Я не могла простить людям убийство отца. До одной очередной деревеньки.
Мне тогда было 16 лет, я бы даже сказала, что почти 17. Как обычно, мы жили за воротами деревни, недалеко от леса. Почему-то здесь мне понравилось больше, чем где-либо. Может, здесь лес был тише и просторнее, возможно, люди немного проще и безразличнее к чужим секретам. А возможно из-за одного паренька, что работал в кузне. Темные каштановые волосы, чаще всего завязанные в хвост, но все равно растрепанные, милые карие глаза.
Мы жили в этой деревне уже около полугода, и все это время я упрямо убеждала себя, что Марк мне не нравится, что он без колебаний вонзит в меня и мою мать любой из тех мечей, что кует каждый день. Но мое упрямство проще жизнь не делало.
Мама теперь уже брала меня в, так как я помогала ей в лавке травницы. Поэтому с Марком я виделась почти каждый день. При встрече я бледнела и становилась угрюмой. И, возможно, поэтому он начал проявлять ко мне знаки внимания. Он был старше меня на 4 года и как раз вошел уже в тот возраст, когда пора бы обзавестись семьей. Я тоже приближалась к этому времени, хотя по внешним признакам была уже полностью к этому готова.
Сопротивляться собственному сердцу мочи не было, и я сдалась. К тому же, маме он тоже нравился, как парень и как будущий зять. Подумать только, союз оборотня и человека случался, но лишь в том случае, если человек не знал о звериной сущности. А мне было очень сложно обманывать Марка.
Мы задерживались в этой деревне слишком долго. Минуты счастья кружили голову, не позволяя здраво мыслить. Ведь не может быть счастья у таких, как мы, особенно в обществе людей. И судьба жестоко мне об этом напомнила.
Все медленно приближалось к свадьбе, хоть я и оттягивала этот момент как можно дальше. Но вот оправдание, что мне еще нет 17, уже не проходило, потому что я стала совершеннолетней. Но, благо, была зима, и до весны у меня было время собраться с силами и рассказать Марку, кто я.
Была зима, и мы с мамой совершали очередную прогулку в лес в поисках трав. Точнее, ее совершала мама, а я все больше распалялась в сладких мечтаниях и сгорала в муках совести. Поэтому не сразу заметила, что нам грозит опасность. А заметила уже тогда, когда раздался громкий щелчок капкана и протяжный, полный боли волчий вой.
В этот капкан должна была попасть я, но мама меня оттолкнула, и угодила в него сама. Но капканом дело не обошлось – сверху на волчицу обрушилась клетка со штырями внутри. Один из них вошел в правое предплечье, второй – в спину.
Как я не старалась, я не могла ни разгрызть зубами прутья, не поднять руками клетку. Мама была еще жива, и я билась в истерике, сдирая руки в кровь. Но ничего не помогало. Нас не пытались поймать или ранить, нас намеренно хотели убить, жестоко и без вариантов. Я металась вокруг клетки и в образе волка, и в образе человека, но могла лишь смотреть, как моя мама умирала.
Когда оборотень умирает, он не меняет своего облика, он уходит из жизни таким, каким был в момент смерти. Последними словами была просьба спасаться, жить дальше и не горевать за ней. Ни за ней, ни за отцом. И мне пришлось бежать, бежать прочь от умирающей в клетке матери, бежать в ту деревню, которая повинна в ее смерти. Хотя виновата была я, я не усмотрела опасности, я забылась, а платить за это пришлось ей.
Оказавшись дома, я схватила самые нужные вещи. Среди них было и мамино кольцо, и отцовский меч. Но я не могла уйти, не попрощавшись. Я все еще надеялась, что он захочет пойти со мной, простит за обман и поймет меня. Но не тут-то было. Все, что я получила в ответ – полные ужаса глаза и направленный мне в грудь меч. В этот день я потеряла сразу двух любимых мне людей.
Выживание
Очень долгое время я не могла даже на неделю задержаться во встречных мне городах и деревнях. Хотелось убивать каждого встречного, ненависть и боль переполняли и готовы были уже выплеснуться через край. Я не понимала, как Марк мог угрожать мне, ведь знал меня, ведь говорил, что любит. А получается, лишь слова. Я не понимала, как мне одной выжить в этом мире и как ужиться с ним.
Но время шло, и вместе с ним жизнь. Я начала останавливаться в деревнях, чтобы хоть немного заработать. Когда удавалось найти подходящую деревню и дом, я там тормозила. Сначала на полгода, потом остановки становились больше. Откуда-то приходилось бежать, откуда-то просто уходить задолго до возможной охоты. Но больше нигде я не сходилась в близких отношениях с людьми. Просто жила на окраине или за пределами деревни, работала травницей или помощницей травника. Обида и злость на людей притупились, но недоверие и отстраненность лишь усилилась.
У нас тогда была поздняя осень. Во время очередного бегства я попала в реку, которая, к моему глубокому сожалению, оказалась водопадом. Когда я выплыла, то вокруг зеленела листва, над головой тепло сияло солнце. Такая смена погоды порядком удивила, но времени на созерцание прекрасного не было. В образе волка я углубилась в лес. Там я вскоре встретила эльфов. Но, к моему удивлению, они не напали на меня, и даже немного с почтением уступили дорогу. В своем мире я никогда не встречалась с эльфами, но и не думала, что их отношение к оборотням будет настолько различным с людским.
Я долго наблюдала за ними, проследила их путь к деревне. Все было настолько чужим и странным, настолько непонятным.
Теперь я уже бежала волком, ведь вся моя одежда была потеряна в водопаде, а представать голой пред эльфами желания не было. И хотя они не убили меня при встрече, уверенности, что они не сделают этого, увидев голого человека, не было.
В очередной деревеньке я стащила женское платье, что сушилось на улице. И уже в другой решилась принять облик девушки и одеться. Хотя, я по-прежнему была босая. Зря я думала, что эльфы так уж отличаются от людей – около десятка домов закрывали перед носом моим дверь. И лишь пожилая женщина, чьи волосы все еще были солнечного света, приютила меня. Я сказала, что совершенно не знаю, где я и кто, что очнулась в лесу и совершенно ничего не помню. Не знаю, поверила она мне или нет, но выгонять не стала. По ее словам, я очень была похожа на ее пропавшую дочку, у которой были такие же белоснежные волосы. Она даже стала называть меня ее именем – Надин. У этой эльфийки я прожила чуть больше полугода. И узнала от нее, что нахожусь совершенно в другом, не моем мире. Узнала про населяющие этот мир расы, и больше всего меня удивили демиды, истинные оборотни. Я узнала про сам мир, и много мне было непонятно и чуждо. Магия, восприятие, вера – все было не таким. Здесь не было того, что было знакомо мне. Здесь даже демиды могли быть магами и учиться вместе с остальными. Это казалось безумием! У нас было дикостью сожительство оборотня с другими расами, не говоря уже о том, чтобы обучать его магии и относиться к нему как к равному. У меня в мире было гордостью, если маг убьет оборотня, а здесь… Я не могла больше оставаться у эльфов, меня тянуло увидеть этих оборотней. Поэтому, одной прекрасной ночью, я просто сбежала, как и всегда. И отправилась в Эстас.
Слова эльфийки подтвердились, и даже более того, я узнала много нового об этой расе. Например, узнала о заостренных ушках и глазах. Первое время было жутко. Но потом свыклась. Хотя и тут я не чувствовала себя своей. Даже здесь я была другой для всех. Пусть на меня не охотились и нормально воспринимали, если я превращалась прямо посреди улицы, но все равно считали чужой. Особенно если узнавали, что я из другого мира. Оказывается, именно это здесь считалось опасным. Хотя, многие оборотни, точнее – демиды, считали меня магом перевоплощения, как и некоторые маги, а но большинство из них воспринимали меня как деформацию или выведение нового вида демидов. Я их не переубеждала и продолжала спокойно жить, уже не на окраине и не в деревне, а в городе, но все равно обособленно и отстранено.


Вернуться к началу Перейти вниз
 

Таналис Марайя

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Либерум :: Добро пожаловать! :: Анкетный стол-